Anna (brebis_blanche) wrote,
Anna
brebis_blanche

Итоги года № 2014, часть первая. О работе

С каждым годом я становлюсь все болтливее, рассказывая об итогах года — то ли и правда за каждый год я проворачиваю все больше, то ли просто тщательнее все свои свершения записываю. По поводу работы есть и правда много чего сказать, поэтому я решила вынести ее итоги в отдельный пост. Ну и опубликовать его в первый день долгожданного рождественско-новогоднего отпуска.
Во-первых, работы было много (впрочем, этим я ни себя, ни других не удивлю); во-вторых, она таки вышла на более качественный уровень. Январь и февраль оказались предсказуемо голодными — мало того, что сезонное затишье, еще и всем известные события в стране как-то не способствовали международным связям. Тем не менее, я старалась не унывать, оттачивать теневым повторением подкастов свой английский как язык Б (раз уж устных переводов нет) и волонтерить: для «Переводчиков без границ», TED и Майдана. На последнем остановлюсь подробнее.
Вообще у меня до сих пор дергается глаз, как только я слышу словосочетание «переводчики-волонтеры»: если у нас не зазорным считается гнать пургу, даже если за нее деньги платят, что уж говорить о том, когда за бесплатно. Ввязалась вот помогать в переводах и редактуре Центру противодействия коррупции и такого там навычитывала, что мама дорогая. Нет, я не спорю, что и адекватные мои коллеги тоже этим делом занимались, но бОльшая часть — это всякие мальчики и девочки, которые «знают английский» и «хотят помочь». В общем, что уж говорить о победе в информационной войне при таких кадрах. Впрочем, когда я в марте пошла синхронить в Украинский кризисный медиа-центр (чуть ли не открыла дверь с ноги и нагло напросилась), там ситуация была уже получше. Почему-то в синхронные кабины «просто знающие английский» с такой готовностью не рвутся.
Но это о волонтерстве; а если говорить об оплачиваемой работе, то у меня наконец стало больше устных переводов. Подозреваю, в первую очередь потому, что я наконец не училась, не писала дисер и не преподавала в универе. За год вышло 57 дней устняка; по нормам ООН, чтобы считаться устным переводчиком, нужно 100, но я к этому стремлюсь.

Познакомилась со многими коллегами-синхронистами; прозвучит смешно, но до возвращения из Страсбурга в 2013-м я в основном работала сама на последовательных переводах, в синхронной будке сидела не особо часто. Здесь же наконец произошел перелом, и в большинстве случаев коллеги очень радовали. Видимо, в мой сегмент халтурщики уже не добираются. Большого звездопада на ОМКФ не наблюдалось, зато были отличные мастер-классы. Не обошлось без проектов для Британского Совета и АртХаусТрафика. Запомнился еще опыт работы переводчиком в суде – на деле об усыновлении. И на свадьбе. А еще в этом году я наконец как взрослая стала выезжать в заграничные командировки на переводы. Работала в Амстердаме, Мальмё и Лионе.
Конечно, с английским работы куда больше, чем с французским, но и с последним поработать удалось. И я заметила, что наконец высвободила его из себя как рабочий, что слушаю без нервов на тему «ааа, вдруг не пойму, что я буду делаааать?» и спокойно на нем говорю. Радуюсь как ребенок, честно. Кстати, английский тоже стал ощутимо лучше. Буду продолжать гонять подкасты во время простоев с устными заказами.
Еще выступала на конференции ЮТИК по поводу развития навыков синхронного перевода. Вызвала бурную дискуссию. Взяла на поруки одну выпускницу переводческого факультета, время от времени подкидываю ей заказы. А мой бывший студент еще из Шевы, который консультировался у меня по поводу поступления в ИТИРИ, таки успешно поступил и радует там преподавателей (да, у меня есть информаторы, хе-хе). Коучингом молодых переводчиков заняться, что ли (бррр, не люблю это слово).
Письменных проектов тоже хватало, интересных и ответственных. Например, на моих плечах держались все украинские субтитры к проекту «Британский театр в кино». Стала успешно подвизаться на двух онлайн-платформах перевода, на одной из них я даже старший переводчик в паре «английский-украинский», вот как. По долгу службы там пришлось проверить около 400 тестовых переводов и практически растерять веру в человечество. Оказывается, прогон тестов через машину и отправка без какой-либо редактуры — реальная практика. Хотя частенько горе-переводочники ухитряются переводить хуже Гугла. И это при том, что тексты были совсем простенькие, на общую тематику. В общем, как и у старших коллег, у меня становится все меньше толерантности к «молодым и перспективным». К жадным заказчикам тоже. Старею, наверное. Вон даже длинное тире в ЖЖ-постах начала ставить.
Засим ухожу в долгожданный отпуск, а об остальных итогах года напишу в преддверии шампанского и курантов.
Tags: самосовершенствование, страна перевода
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments